Важным легитимизирующим режим фактором сейчас является ощущение новизны ситуации, в которой оказалась Россия. Долгое время давившее чувство, что страна гниёт и погружается в болото, сменилось ощущением стремительного полёта. Куда всё летит, — вверх или вниз — люди пока понять не могут (кто прыгал с парашютом, тот легко может себе это чувство представить), но по крайней мере запрос на обновление оказался сейчас некоторым — довольно странным — образом удовлетворённым.

К несчастью для режима бесконечно это продолжаться не будет. Через какое-то время люди начнут к ситуации адаптироваться; состояние шока постепенно пройдёт и большинство старых трендов вернется. Ощущение того, что власть пора менять, будет одним из них. Напомню, что средние электоральные рейтинги Путина в те времена, когда социологам ещё дозволялось их мерить, были примерно на треть ниже показателей одобрения его деятельности. То есть, пару лет назад треть президентских сторонников считала возможным сообщить полстерам, что не собирается больше голосовать за своего кумира.

Главное сейчас — понять, сколько времени займёт процесс возвращения в прежнее русло. Когда-то Кремль заморозил Болотную с помощью Крыма. На разморозку ушло от двух до шести лет. Через два года вновь стал очевиден запрос на обновление; через четыре — рейтинговые показатели властей вернулись на докрымский уровень; через шесть — к докрымскому же уровню вернулся протестный потенциал.

Тут надо отметить принципиальную разницу между 2014 годом и нынешней ситуацией. Крым стал для Кремля безусловной победой, а победа — это самое сильное легитимизирующее обстоятельство. Сейчас никакой победой даже близко не пахнет, к тому же санкционный удар, нанесённый Западом по российской экономике, в этот раз оказался гораздо сильнее того, что мы видели в 2014 году. Значит ни о каких двух-шести годах Кремлю мечтать не приходится, всё будет происходить гораздо быстрее: от двух-трёх месяцев до двух лет. Как раз к выборам 2024 года всё и разморозится.

Вообще, прогнозируя будущее, надо понимать, что ни одна из фундаментальных причин, предопределивших негативную политическую динамику последних лет, никуда не делась. В стране по прежнему нет демократии, базовых свобод и нормальной экономики, в ней падает уровень жизни, в ней не решается проблема социального неравенства и коррупции, в ней нет свежих идей и бесконечно воспроизводится один и тот же надоевший всем консервативный дискурс. Да и диктатор не молодеет. В этом году он преодолеет психологически значимый рубеж в 70 лет. Для крутого мачо — так себе возраст.

И ещё — я об этом факторе вскользь уже упоминал, но хочу ещё раз проговорить, потому что он абсолютно новый. Речь об ответственности за бездарное выступление российских вооруженных сил в Украине. Через какое-то время шок пройдёт и начнётся поиск виновного. Как же так получилось, что наша славная армия так опозорилась? Вы думаете, что российский генералитет признаёт свою вину? Скажет: «Да это мы всё разворовали и всё развалили, казните нас!» Конечно, нет. Никакой способности к саморефлексии и самокритике наши генералы никогда не демонстрировали. Военные вообще редко это делают. Обычно они перекладывают ответственность на «политиков». А кто у нас главный политик? Правильно, президент. Вот на него всё и свалят. Это он, дескать, «втравил нас в братоубийственную войну, а разве мы могли всерьёз — по-настоящему — воевать с братьями-славянами». Если произнести эту волшебную формулу, то сразу станет легче, поэтому нет никаких сомнений в том, что в ближайшее время люди в погонах начнут произносить её всё чаще.

В общем, к тем факторам, которые я перечислил в начале, добавится ещё один — чрезвычайно важный — нелояльность офицерского корпуса.

Вот такие соображения относительно перспектив режима.

Источник: Telegram-канал Аббаса Галлямова — Перейти