Это клиника. Зачем россияне идут добровольно испытывать на себе лекарства — и чем это заканчивается

Перед выпуском на российский рынок почти все новые лекарства проходят «тест-драйвы» — клинические исследования (КИ). В них участвуют как тяжелобольные, которые заинтересованы в новом препарате, так и здоровые граждане. За это можно получить до 100 000 рублей. Некоторые россияне становятся профессиональными «подопытными кроликами», зарабатывая себе на жизнь, тестируя лекарства и беря на себя риски, самый грозный из которых — смерть. Как проходят клинические исследования в России, легко ли заработать на них и что нужно знать о КИ — в материале «Секрета».

Участники клинических исследований условно делятся на две группы. Есть пациенты, которые страдают тем или иным заболеванием, от которого учёные разрабатывают новое лекарство. Они заинтересованы в получении самой современной терапии. За участие им обычно не платят, но, как отметил заведующий отделом организации доклинических и клинических исследований НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Артём Полторацкий, они получают ряд дополнительных преимуществ — компенсацию транспортных расходов, питания и проживания.

А есть добровольцы— здоровые люди, которые соглашаются на участие в исследованиях, где препарат или его новая дозировка впервые испытывается на людях. За это они получают денежную компенсацию, рассказал директор департамента клинических исследований Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Минздрава России Владимир Андрианов.

Что движет добровольцами

Исследователи регулярно сталкиваются с так называемыми профессиональными добровольцами, рассказал «Секрету» заместитель управляющего НИЦ «Эко-безопасность» Константин Захаров. И их достаточно много — в этом Россия повторяет западные тренды.

«Среди здоровых добровольцев много постоянных участников исследований, за границей многие студенты медицинских колледжей считают полезным опытом поучаствовать в исследованиях с привлечением здоровых добровольцев. В России пока это не так популярно, но с каждым годом добровольцев становится всё больше», — подтвердил Артём Полторацкий.

«Думаю, что своим участием мы помогаем фармацевтическим компаниям, которые производят для отечественного рынка качественные лекарственные препараты, зачастую аналоги зарубежных, сделать такие лекарства более доступными для широкого круга потребителей», — рассказал доброволец, артист огненного шоу Дмитрий Годин.

Добровольцами движет не только альтруизм и желание помочь человечеству создать уникальные лекарственные препараты и победить болезни. Почти все опрошенные «Секретом» участники клинических исследований на добровольных началах изначально задумались об участии в испытании из-за финансовой выгоды. В дальнейшем их всё же посещали мысли о сопричастности важному делу.

Ещё одна, пусть и второстепенная причина добровольного участия в клинических исследованиях — возможность пройти полное обследование и сдать анализы, до которых обычно не доходят руки (об обследованиях мы расскажем ниже).

Сколько зарабатывают добровольцы

Стоимость участия в клинических исследованиях лекарств зависит от множества параметров: заказчика, тестируемого препарата, продолжительности и других аспектов самого испытания. В среднем опрошенные «Секретом» добровольцы получали несколько десятков тысяч рублей за участие в одном исследовании.

Антон Викулин

  • Возраст: 36 лет
  • Род занятий: фрилансер
  • В чём участвовал: исследования биоэквивалентности

— Я принимаю участие в исследованиях пять или шесть лет, но хожу нечасто, раз в год. Решился по финансовым причинам — я тогда только переехал в Санкт-Петербург и очень хотел заработать денег. В основном это были исследования биоэквивалентности, то есть изучение аналогов существующих лекарств, направленных, например, против стенокардии или повышенного холестерина.

Если всё делать честно, то можно заработать 60 000–100 000 рублей в год. Если нечестно, то есть параллельно участвовать в нескольких исследованиях, 150 000–200 000 рублей в год, думаю. Например, я за пять лет участия в них заработал 130 000 рублей.

Сергей Пастухов

  • Возраст: 39 лет
  • Род занятий: инженер
  • В чем участвовал: исследования противоопухолевых препаратов и средств для лечения ВИЧ-инфекции

— Принимаю участие в клинических исследованиях с момента переезда из Магадана в Санкт-Петербург в 2016 году. Думаю, основная причина для участия финансовая. Тестировал различные препараты, названий сейчас уже не вспомню, но точно были лекарства для борьбы с ВИЧ, а также против злокачественных новообразований.

Суммы разные, в зависимости от заказчика исследования и его длительности. Обычно от 10 000 рублей до 30 000–40 000 рублей, но бывает и больше. За четыре года участия в исследованиях я заработал около 200 000 рублей.

Такое участие можно рассматривать как дополнительный заработок, приятный бонус, возможность что-то разово приобрести.

Иван Питерков

  • Возраст: 22 года
  • Род занятий: тальман (ответственный за подсчёт груза на судне)
  • В чём участвовал: исследования биоэквивалентности

— Принимаю участие в исследованиях первый год. Основная причина финансовая. В основном это препараты — аналоги существующих лекарств. <…> Сам я принимаю участие в исследованиях в том числе на благо будущих поколений.

В среднем за участие в одном исследовании можно заработать 16 000 рублей. Как правило, сумма зависит от вида исследования. Участие один раз в три месяца большого дохода, думаю, не принесёт. Поэтому, конечно, такой вид заработка скорее дополнительный. В целом за год участия я заработал около 60 000 рублей.

Дмитрий Годин

  • Возраст: 25 лет
  • Род занятий: артист огненного шоу
  • В чём участвовал: исследования противотромбозных, успокоительных и других препаратов

— Я принимаю участие в клинических исследованиях примерно три года. Решился абсолютно спонтанно — среди знакомых много медиков, которые посоветовали попробовать. Принимал участие в большом количестве исследований лекарств, препятствующих образованию тромбов, а также успокоительных препаратов. При этом я отказываюсь от участия в исследовании препаратов, направленных на борьбу с ВИЧ и онкологией. На мой взгляд, деньги, которые можно получить за участие в таком исследовании, не оправдывают то воздействие, которое оказывается на организм.

Сумма за участие всегда разная и зависит от тестируемого препарата. Например, исследование лекарства против хронического системного заболевания суставов — болезни Бехтерева — стоило 100 000 рублей. За исследование ибупрофена (обезболивающее) можно получить 14 000 рублей. Цена постоянно меняется.

Можно ли жить на эти деньги без основной работы? Зависит от самого человека. Если постоянно ходить на исследования, то да, в целом вполне реально. За три года участия в исследованиях я заработал около 300 000 рублей.

Так как же устроены клинические исследования

Клинические исследования в России проводят с лекарственными препаратами и товарами медицинского назначения — их одобряет Минздрав. Исключение составляют очень старые препараты, например нитроглицерин. Проверять таким способом косметические средства в России необязательно. Биологически активные добавки (БАДы) к пище, в свою очередь, подчиняются требованиям к пищевой продукции и в обязательных клинических исследованиях не нуждаются (но проводить КИ добавок производители вполне могут). Гомеопатические препараты тоже проходят в России процедуру проверки качества, эффективности и безопасности (хотя в РАН гомеопатию считают псевдонаукой, а результаты КИ ложными, но это совсем другая история).

Исследования лекарственных препаратов можно разделить на две группы, рассказал «Секрету» Артём Полторацкий:

  • спонсируемые фармацевтическими компаниями (проводят для сбора данных, достаточных для дальнейшей подачи документов на регистрацию препарата);
  • инициируемые учёными (нужны для совершенствовании подходов в лечении и диагностики заболеваний).

Также есть деление на исследования в отдельных разделах медицины(онкология, сердечно-сосудистые заболевания) и исследования биоэквивалентности. Смысл последних — разработка аналогов уже существующих препаратов, лицензионная защита на эксклюзивное производство которых подошла к концу. В результате таких исследований на рынке появляются так называемые дженерики, которые зачастую дешевле оригинальных лекарств. Именно в исследованиях биоэквивалентности чаще всего участвуют добровольцы.

Где найти информацию о клинических исследованиях

Добровольцы должны каким-то образом узнать об испытаниях, связаться со специалистами и договориться о своем участии в них. Можно выделить четыре способа. —Первые два— мониторить реестры клинических исследований: реестр Минздрава с перечнем медицинских центров, в которых проводятся испытания; международный реестр Национального института здоровья США. Здесь размещены важные сведения о критериях включения в клиническое исследование — характеристиках, которым должен соответствовать потенциальный доброволец.

  • Третий вариант— искать данные об испытаниях напрямую на сайтах фармацевтических компаний или исследовательских институтов. В России этим занимаются как отечественные организации (в том числе государственные университеты и НИИ), так и представительства международных концернов.

  • Четвёртый вариант, наиболее популярный среди опрошенных «Секретом» добровольцев, предполагает поиск данных о клинических исследованиях в профильных группах во «ВКонтакте», Telegram-каналах и чатах в WhatsApp. Их администраторы обычно указывают в публикациях сведения о препарате, критериях включения добровольцев, сроках испытания и сумме компенсации. Перепроверить, действительно ли Минздрав одобрил эти клинические исследования, можно в ведомственном реестре.

Из чего состоят исследования

Изучение любого препарата предполагает три дорегистрационные фазы и одну пострегистрационную. Количество исследований на каждой фазе определяет заказчик, исходя из свойств молекулы и предполагаемых показаний к применению препарата. Точных сроков проведения той или иной фазы нет — эти показатели сильно варьируются.

Первая фазасчитается самой быстрой, в отдельных случаях специалистам удается уложиться в один год. Иногда испытания длятся всего несколько недель, в частности исследования биоэквивалентности. Главная цель первой фазы — выявить переносимость препарата и оценить его безопасность и эффективность. По словам директора отдела клинических исследований российского кластера Pfizer Сергея Дубровина, здоровых добровольцев приглашают почти во все исследования первой фазы, за исключением онкологии, психиатрии и гепатитов с ВИЧ. Именно на этой фазе добровольцы, как правило, получают самые крупные суммы, рассказал участник КИ Сергей Пастухов.

Участвовать во второй фазеприглашают пациентов с диагнозом, которые могли получить необходимое лечение, но терапия не дала должного результата, несмотря на общепринятые методы, предусмотренные для больных, — например, после первой линии химиотерапии, продолжил Артём Полторацкий. Это фаза, которая либо подтвердит решимость исследователей идти на следующую фазу, либо вовсе остановит научный поиск. Сергей Дубровин из Pfizer добавил, что в рамках второй фазы специалисты в первую очередь занимаются подбором нужной дозировки исследуемого препарата.

Дольше всего длится третья фаза— она может растянуться на 5–8 лет. Такие сроки, в частности, встречаются в онкологии и кардиологии, уточнил Владимир Андрианов. В рамках этой фазы специалисты в том числе сравнивают новый препарат с так называемым золотым стандартом в этой терапевтической области.

В рамках четвёртой, пострегистрационной фазыспециалисты изучают препарат в реальной жизни (так называемые real world data, к которым относят в том числе опросы пациентов и обсервационные исследования). За основу учёные берут показания, полученные после проведения первых трёх фаз испытаний.

Количество участников исследования будет расти от первой фазы к третьей (к примеру, с десятков до сотен или даже тысяч человек). Связь с ними будут поддерживать и после их завершения — конкретные сроки всегда зависят от испытаний.

Проверка участников на соответствие

В первую очередь нужно понять, может ли человек в принципе стать участником клинических исследований. Согласно закону «Об обращении лекарственных средств», отдельным категориям это запрещено, а именно:

  • детям-сиротам и оставшимся без попечения;
  • силовикам и военным;
  • заключённым тюрем и СИЗО.

Дети могут участвовать в исследованиях только с согласия родителей и после того, как препарат изучили на взрослых (если он не предназначен исключительно для несовершеннолетних). Ещё некоторым категориям разрешат участвовать при определённых условиях, это касается беременных и кормящих женщин, военнослужащих и недееспособных граждан с психическими заболеваниями.

Затем потенциальным добровольцам необходимо проверить своё соответствие критериям включения и исключения (или невключения). Пациент сдаёт необходимые анализы на этапе скрининга. Ограничения для участия зависят от конкретного исследования и заранее прописываются в основополагающем документе — его протоколе, рассказал «Секрету» старший директор по клиническим исследованиям компании «АстраЗенека Россия» Константин Гудков.

«Как правило, это тяжёлые сопутствующие заболевания; например, для исследования лечения рака лёгкого это может быть сопутствующий инфаркт миокарда, а для исследования лечения инфаркта — сопутствующая онкология. Это делается для того, чтобы не искажать картину необычными данными, а также чтобы оградить пациентов от непредвиденных побочных явлений», — пояснил он.

Зачастую специалисты также отказывают желающим, которые придерживаются той или иной диеты, в частности веганства.

Потенциальный участник клинических исследований должен сдать основные (общий и биохимический анализ крови, общий анализ мочи) и, в отдельных случаях, специальные анализы (например, на онкомаркеры), с результатами которых потом будут сверяться специалисты, чтобы следить за безопасностью процесса испытаний. Это касается как добровольцев, так и пациентов.

Важный момент — все лабораторные и инструментальные тесты, предусмотренные протоколом исследования, пациенты смогут сдать только после того, как подпишут информированное согласие и официально станут участниками клинического исследования, отметила в беседе с «Секретом» руководитель направления клинических исследований «Bayer Россия» Ксения Теплова-Барейша.

По результатам скрининга отсеивается примерно каждый четвёртый доброволец(то есть около 25% желающих), рассказал Константин Захаров. Попадают в большинство исследований первой фазы и биоэквивалентности только те люди, у которых все показатели строго соответствуют норме.

Помимо этого, уже участвовавшие в клинических испытаниях добровольцы должны пройти «период отмывки», который в среднем длится три месяца. За это время организм очистится от препаратов с предыдущего исследования.

Свою роль при отборе добровольцев или пациентов может сыграть и пол потенциального участника клинических исследований. Константин Захаров из НИЦ «Эко-безопасность» заявил, что соотношение мужчин и женщин в исследованиях составляет примерно 70/30. По его мнению, это связано в том числе с общепринятым мнением, согласно которому на мужчинах этичнее исследовать потенциально более опасные лекарства. Ведь если в КИ участвую женщины, нужно принимать во внимание существующие риски эмбриотоксичности, то есть способности веществ вызывать нарушение развития или гибель плода. А Сергей Дубровин из Pfizer заявил, что молодые женщины репродуктивного возраста сами не приходят в клиники, боясь возможных последствий.

Проверка и подписание документов

Важный аспект— проверка всех документов. Перед тем как включить пациента в клиническое исследование, ему должны предоставить полную информацию об испытаниях на понятном ему языке (для детей текст специально переписывают).

Врачи должны проинформировать пациента о лекарственном препарате, его безопасности и степени риска, условиях участия, сущности исследования, цели и продолжительности испытания, действиях пациента в случае непредвиденных эффектов, условиях обязательного страхования жизни и здоровья, а также гарантиях конфиденциальности.

Помимо этого, пациент должен заполнить и подписать информированное согласие на участие в клинических исследованиях и ознакомиться с информационным листком (который образует единый документ вместе с согласием).

В согласии содержатся персональные данные человека, его заявление о получении полной информации об испытании и его согласие на участие в качестве пациента, отметил юрист Александр Иванов. В информационном листке сведений ещё больше. В нём указывают в том числе названия компании-спонсора и организации, которая проводит исследование в России, данные о процедурах и ожидаемом риске.

Какие есть риски

Клиническое исследование — это всегда риск, пускай и сведённый к минимуму опытными специалистами. Во многих исследованиях специалисты наблюдают побочные эффекты препаратов — их частота зависит от нозологии и свойств конкретной молекулы. Эти реакции связаны с особенностями метаболизма исследуемых молекул в организме человека, пояснил Владимир Андрианов.

Наибольший интерес для исследователей представляют непредвиденные нежелательные реакции, о которых не сообщалось на доклинических стадиях, добавил Константин Захаров. По словам Сергея Дубровина из Pfizer, чаще всего нежелательные явления отслеживаются в течение 28–30 дней после последнего приёма исследуемого препарата.

Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» обязывает клиники страховать пациентов, которые участвуют в испытаниях препаратов, типовые правила страхования, в свою очередь, содержатся в постановлении правительства № 714, напомнил в беседе с «Секретом» юрист Александр Иванов. При наступлении страхового случая добровольцу выплатят компенсацию— к примеру, если пациент станет инвалидом первой группы, ему переведут 1,5 млн рублей.

«Если страховая по какой-либо причине отказывает либо пациента не устраивает сумма (например, сумма возмещения для случаев ухудшения здоровья, не связанных с инвалидностью, — не более 300 000 рублей, более того, в информационном листке пациента подробно объясняются риски — побочные явления, попадание в группу плацебо), возможно судебное разбирательство в связи с ухудшением состояния здоровья при участии в клиническом исследовании — спор со страховой компанией, но не с медицинским учреждением. Выиграть суд возможно, если доказана причинно-следственная связь между ухудшением здоровья и клиническим исследованием. Чаще всего страховые выплачивают компенсации и без обращения в суд», — отметил юрист.

Большие фармацевтические компании могут предоставлять участникам крупных клинических исследований дополнительные гарантии. В частности, добровольцам оплачивают лечение, в том числе санаторное, необходимые им препараты и медицинские изделия. Пациентам зачастую проводят ту же терапию, что и в рамках исследования, на протяжении всей жизни — это позволяет предотвратить негативные последствия резкой отмены лечения, пояснил Иванов.

Встречаются и летальные исходы— в основном среди пациентов. Как правило, они связаны с общим состоянием пациента и крайне редко — с исследуемой терапией.

Смерть добровольца из-за исследуемого препарата — событие из ряда вон выходящее, поэтому о нём сразу становится известно мировому научному сообществу, отметил Константин Захаров. По его словам, последний доказанный случай произошёл во Франции в 2016 году.

Насколько этичны исследования

Вопрос этичности КИ до сих пор стоит остро. История медицины содержит несколько не самых славных страниц, которые описывают проведение экспериментов на людях, не введённых в курс дела, не осознающих происходящее или не имеющих возможности отказаться.

Широко известна, например, история «Отряда 731» — спецотряда японских вооруженных сил, члены которого проводили исследования в области биологического оружия на похищенных и военнопленных в 1932–1944 годах. Другой пример — исследование заболеваний, передающихся половым путем, американскими специалистами в Гватемале в 1946–1948 годах, в рамках которого врачи преднамеренно инфицировали испытуемых возбудителями болезней. Не удастся стереть из истории и эксперименты нацистского доктора Йозефа Менгеле — «ангела смерти из Освенцима».

В 1964 году Всемирная медицинская ассоциация приняла Хельсинскую декларацию с подробным описанием этических принципов медицинских исследований с участием людей. С тех пор документ неоднократно обновляли — в последний раз в 2013 году.

Согласно документу, согласие участника должно быть полностью добровольным, при этом он имеет право в любой момент отозвать его, не объясняя причин. Помимо этого, врачи обязаны разъяснить пациенту, что именно они исследуют, а также в чём заключаются преимущества и риски для испытуемого — вторые не должны превышать первые.

В России перед началом клинического исследования созывается локальный этический комитет — такой независимый орган существует при медицинских организациях и занимается вопросами соблюдения прав и интересов участников испытаний. Его члены рассматривают досье по планируемому исследованию, изучают все аспекты протокола, оценивая их с точки зрения защиты прав испытуемых, и при необходимости запрашивают дополнительную информацию. Это крайне серьёзная процедура — и без неё провести клиническое исследование в России не выйдет.

В основе проводимых сейчас клинических исследований лежит принцип приоритета интересов добровольца или пациента. Он предполагает, что интересы и благополучие конкретного человека всегда должны значить больше, чем интересы науки и общества в целом. Если исследования чем-то угрожают отдельному пациенту, но потенциально медики могут совершить настоящий прорыв, выбор всё же сделают в пользу человека.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash, Unsplash License, Pixabay, Pixabay License, Pexels, Pexels License

Источник: Перейти